Главная  |  Режиссеры  |  Иван Берсенев  |  Рецензии  |  Речь И.Н. Берсенева на общем собрании театра рабочий молодежи.

Речь И.Н. Берсенева на общем собрании театра рабочий молодежи.

 Первое выступление И.Н. Берсенева перед коллективом Театра рабочей молодежи в момент реорганизации его в Московский театр имени Ленинского комсомола, 16 апреля 1938 года.

 

    Товарищи, хотя мы видим друг друга в здании нашего театра довольно продолжительное время, мне не представлялось возможность увидеть вас вот так, как сегодня, всех вместе,

и просто сделать то, что полагается, когда человек приходит, то есть поздороваться. Поэтому разрешите мне поздороваться с вами.

          История нашего брака, который теперь уже состоялся, была довольно продолжительной. Ухаживание и взаимное присматривание были внимательными и довольно длительными, и, конечно иначе быть не могло. Если бы это знакомство было скоропалительным, то оно не было бы серьезным. ЦК комсомола относится к театру с исключительным, глубоким вниманием. Поэтому, когда передо мною стал вопрос о том, чтобы прийти к вам и вместе работать, я в свою очередь должен был отнестись к этому со всей серьезностью и тщательностью.

Я должен был прежде всего себе на вопрос, куда и зачем я иду, что я хочу и что нужно делать там, куда я иду. Почему после тридцатилетней профессиональной работы я иду в Театр рабочей молодежи? Совершенно естественно, что каждый мастер может и должен всячески помогать рабочему театру. Но в данном случае вопрос  стоял не о том, чтобы только помочь. Я никак не могу рассматривать свой приход к вам, как помощь, как некое шефство или заполнение своего досуга. Для меня вопрос состоит в том , как мне жить в этом театре, как мне войти в него целиком, сделать его своим от начала и до конца, чтобы он был для меня таким же родным, как для вас.

  После исторического для вашего театра совещания в ЦК комсомола, на котором я мог высказать все, что я думаю, для меня все стало ясным. Задачи и пути определены. У меня нет никаких сомнений и колебаний; есть только чувство громадной ответственности за тот путь, который совершенно отчетливо намечен. Он труден, он сложен, этот путь. Много будет препятствий, но цель наша ясна, а если есть горячее желание и любовь к делу, которое нам предстоит, то все становится не таким страшным, и тогда можно браться за это дело. Поэтому я так смело берусь за него, берусь со всей душой. Не буду оглядываться на прошлое, а постараюсь поделиться с вами мыслями о том, что у нас есть и что нам нужно сделать. Когда я думаю о дальнейшем пути театра, я прежде всего думаю об интересах людей, пришедших сюда десять лет назад и здесь выросших. Что же им нужно? Сюда пришли люди не из театральных школ, а с производства. Многие из них проявили себя как талантливые актеры. Для них на первом плане должна быть забота об овладении мастерством. Они должны стать настоящими профессиональными мастерами своего дела, без всякой скидки на то, что они пришли в театр из самодеятельности. Они - актеры столичного профессионального театра, куда ходит публика и платит свои рубли. Она хочет смотреть профессиональный спектакль.  Поэтому, если они хотят быть настоящими художниками, им надо поднять свой театр на профессиональный уровень. Только так они могут двинуть театр вперед, создать такой театр, которому будут предъявляться высокие требования и который по-большевистски сможет соревноваться с любым другим московским театром.

При этом нужно помнить что наш театр будет носить замечательное название - Московский государственный театр имени Ленинского комсомола. Вы понимаете, до какой степени это нас обязывает и указывает, куда идти. Надо помнить, что публика будет предъявлять нам свои требования с того момента, как возьмется за дверную ручку нашего театра. А у нас прямо у входа мусорный ящик. Такое безобразие мы, конечно, должны устранить. Затем, я вхожу и спотыкаюсь о резиновую дорожку. Мы должны вместе с вами пройти по всему зданию, осмотреть его и все время спрашивать себя: достойно ли то, что мы видим, имени театра, где мы работаем? За то время, что я нахожусь среди вас, мне было чрезвычайно важно познакомиться со всем подробно. У вас создаться впечатление, что Иван Николаевич уже давно здесь, а у нас все еще ничего не происходит. Это не совсем верно. Для того чтобы что-то сделать , надо сперва очень хорошо изучить всю обстановку, ознакомиться буквально со всеми мелочами, и потом можно приступать к каким-то мероприятиям.

Я хочу вас предупредить, что у меня не будет от вас тайн и секретов. Если у нас окажутся какие-нибудь неясности, мы будем говорить всегда так, как сегодня. Это, конечно, не значит, что мы постоянно будем устраивать митинги. Но это значит - ничего за кулисами, ничего за спиной, ничего в кармане. Все наружу, если это дельно, если это серьезно. И не нужно нам любезных лиц, когда человек чем-то недоволен или чего-то не понял. Всякое недоразумение может рассеяно в хорошей, деловой, дружеской беседе. Давайте создадим такую образцовую атмосферу честности, страстности уважения друг к другу, которая оправдала бы вывеску нашего театра, которая характеризовала бы наш театр. У нас не должно быть не группочек, ни группировочек. У вас, к сожалению, - хоть вы и молодой театр, - этого достаточно. Нам придется начать с атмосферы нашего театра, с состояния всего нашего коллектива.

Может быть, в связи с реорганизацией театра, некоторые товарищи будут бояться потерять свое специфическое лицо. Это те, кто недостаточно серьезно и глубоко задумался над своей собственной судьбой. Они не понимают, что значит быть мастером своего дела, быть профессионалом в лучшем смысле этого слова. Каждый человек должен найти свое место в жизни и занять его. Каждый человек должен быть там, где он может целиком отдаться своему делу. В искусстве нет ничего страшней дилетантства.

Если взрослые люди не профессионально, а по-дилетантски относятся к своему делу, то хочется сказать им: давайте займемся каким-нибудь другим ремеслом, но не театром, если это не ваше дело, не ваше искусство, которому вы до последнего вздоха должны учиться. Все, что я говорю, относится не только к актерскому цеху, а ко всему коллективу. Ведь строить театр можно только при творческом участии коллектива. Без страстного отношения актера, уборщицы, гримера, костюмера, всех цехов театра к единому плану, к единой цели не будет настоящей работы. И когда я с этой точки зрения подхожу к сегодняшнему положению в театре, то наталкиваюсь на серьезные вещи, о которых и хочу поговорить с вами.

Сейчас, когда слились два театральных коллектива(Театр рабочей молодежи и студия под руководством Р.Н. Симонова), получается впечатление,что здесь играют две труппы, два различных организма и интересы каждого из них вращаются только в своем кругу. По существу, театра как целого нет; есть помещение. Но самое печальное то, что эти два организма, которые живут самостоятельной жизнью, свою самостоятельность тоже утратили. Одни потеряли территорию, ряд товарищей и руководство; другие тоже остались без руководства и без своего репертуара. Все чувствуют, что к ним предъявляются какие-то новые требования, но держатся каждый за свой уголок. Понятно, отчего это происходит, но такое положение нетерпимо и ни в коем случае не может оставаться в дальнейшем. Наша задача - построить единый театр, создать единый коллектив, Московский государственный театр имени Ленинского комсомола. Работать над созданием и укреплением этого театра предлагает нам ЦК комсомола.

Конечно, все это само собой не получится; это очень сложный процесс. Основная наша задача будет заключаться именно в органическом слиянии двух творческих коллективов. Перед тем как говорить с вами, я ставил перед собой вопрос: может быть, это вещь вообще невозможная, может быть, это два разнородных элемента, которые не поддаются химическому соединению, и ничего из наших усилий не выйдет? Вот над этим дорогие друзья, нужно каждому из вас серьезно задуматься. То, что я увидел у вас, напоминает комиссию по невмешательству: все корректны, глаза друг другу не выцарапывают, никаких скандалов не происходит, но есть «они», «мы», «вы», «у них» и т.д. Я к этому совершенно не привык.

Так я не воспитывался, так никогда не жил и этого в театре допустить не могу. Если любой выпускаемый нами спектакль не будет делом каждого члена коллектива, независимо от адреса последней квартиры, с которой этот член коллектива приехал, то у нас ничего не выйдет. Несколько слов к вам, трамовцы. Я не могу сказать, что  со всеми вами познакомился, но уже многих знаю. Среди вас есть талантливые люди, и я верю, что из выработаются хорошие актеры. И у симоновцев тоже есть прекрасные актеры. Я считаю, что это счастливое соединение. У симоновцев есть известная студийность, хороший вкус, но они играют не много под сурдинку. А у трамовцев несколько не хватает культуры, но зато есть настоящая сочность, хороший, звонкий  темперамент. Одним словом, я мечтаю о таком спектакле, в котором вы будете играть вместе. И я очень ясно представляю себе эту взаимную творческую ассимиляцию.

Не скрою, меня пугали вами, говорили что у вас трудная обстановка, сложные взаимоотношения. Тем не менее после долгих размышлений я решил пойти к вам. Я ничего не боюсь потому что уверен: когда мы подойдем к настоящей творческой работе, многие из вас переменятся.

Я не буду требовать от вас немногого - искренности и скромности, ясности отношений и честности в высказываниях, то есть того, что должно быть у советского гражданина, у работника советского театра, у работника театра, носящего имя Ленинского комсомола, у члена коллектива, который пришел не из-за кулис старого театра, а из недр самой жизни.

На основании большого личного опыта я установил для себя простое правило: всякий раз когда я хочу совершить какое-нибудь дело, я должен спросить себя, что это дает, и кому дает - мне лично или общему делу? Давайте и мы будем судить наши поступки по степени их полезности делу. Если вы видите, что у человека нет интереса к общему делу, можно с ним поговорить, выяснить его точку зрения. Ведь человек может ошибаться. Если же это не ошибка, если им руководит корыстный, личный интерес в ущерб делу, то надо пресекать это самым решительным образом, с такими людьми необходимо расставаться. Всякий, кто будет мешать нам строить театр, будет решительно и беспощадно исключаться из коллектива.

 Если у нас установятся правильные взаимоотношения и хорошая атмосфера, то сама жизнь будет отсеивать такие элементы. Когда работа в театре станет нашим общим делом, тогда и руководству будет легче принимать какие-то меры, так как всем будет понятно, что такой-то человек вреден в коллективе, что он мешает. Обычно я иллюстрирую взаимоотношения между людьми в театре следующим образом. Когда вы играете какую-нибудь сцену с партнером при освещении боковым фонарем, то всегда возможно такое положение, когда один из партнеров заслонит свет фонаря и оставит другого в тени. Поэтому есть правило: чтобы я не был в тени, мне все время надо следить за тем, чтобы мой партнер был освещен, и наоборот. Тогда мы оба-и он, и я-будем освещены. Так и в нашей театральной жизни: давайте с уважением относиться к друг другу, давайте заботится о своем товарище. Тогда мы создадим обстановку, при которой будем помогать друг другу расти и развиваться. Вот в основных чертах то, что я хотел сказать вам о жизни коллектива.

У вас в театре неблагополучно с учебой, с повышением квалификации актеров. Занятия по движению, дикции, постановке голоса - ваш производственный долг; вы обязаны посещать эти занятия так же, как репетиции. Некоторым товарищам это будет просто поставлено условием. Талантливый, даровитый актер тем более должен посещать эти занятия. Ему даются условия, при которых он может вырасти в настоящего мастера. Если он сам этого не понимает и не хочет заниматься, то нам просто не по дороге. Значит он не отвечает тем высоким требованиям, которые перед нами поставлены. Профессиональный театр требует высокого мастерства, культуры. Наш театр будет по преимуществу обслуживать молодежь, то есть людей, которым мы должны прививать вкус, любовь к правде, ненависть к фальши.

Вы должны извлекать пользу везде, где только можно. Поэтому, говоря откровенно, мне показалось диким, что, придя на репетиции «Живого трупа», я не заставал ни одного человека не занятого в пьесе. Ведь это спектакль, который выпускает ваш театр под руководством такого-то, при участии таких-то актеров. Неужели вас не тянет в зрительный зал посмотреть, как идет работа, не приходит в голову мысль, что вы можете быть полезны вашим товарищам? Вы можете дать практический совет. Конечно, нельзя сидеть в зрительном зале равнодушным и скучающим зрителем. Это подействовало бы только разлагающе и создало бы чрезвычайно трудные условия для репетиции.

Мне предоставляется совершенно невозможным такое одиночество людей, выпускающих спектакль. И что же получается? Сегодня в атмосфере одиночества работают они, но завтра в такой же атмосфере будете работать вы.

Вы должны побороть,рассеять то настроение, которое я заметил у вас в театре. Скучные вы все какие-то, нерадостные. А ведь вы молодой театр. Перед вами открыты широкие перспективы, а этого у вас не чувствуется.

Товарищи, давайте же создадим творчески полноценный театр. Это в наших руках. Мы - участники пьесы, которая называется  « Атмосфера молодого театра имени Ленинского комсомола». И я вам ручаюсь, что если мы с этого начнем, то мы достигнем цели и нам будут завидовать другие театры. Мы знаем театры, где сильно развиты чувства самоуверенности и зазнайства. Например, какой-нибудь спектакль проходит слабо. Признавайте это и извлекайте отсюда пользу на дальнейшее. Но об этом вы ни с одним работником театра не можете поговорить или даже заикнуться. Они утверждают, что тот спектакль - этапная победа. Они талантливые люди, но из-за того, что растут баловнями, оттого, что их все время гладят по шерстке, они потеряли чувство объективности по отношению к себе.

Я привел вам этот пример, чтобы предупредить вас, чтобы научить вас подходить к себе критически. Мы предъявляем высокие требования к каждому работнику театра. Повторяю, сказанное относится не только к актерскому цеху. Технические работники должны создавать творческую обстановку, оберегать труд актеров.

Если уборщица моет сцену и знает, что сюда придут актеры и будут на этой сцене репетировать спектакль, и знает, что это за спектакль и почему он нужен, то она совершенно иначе отнесется к своему труду. Она помогает актерам работать на сцене. Она понимает, что делает важное дело дл театра. Если не будет такого отношения каждого члена коллектива к своей работе, то труд превратится в службу, а служить в театре невозможно, - в театре можно только жить.